я твой мозг шатал
Некоторые критики пытались возражать мне в том духе, что мои обвинения в адрес спецслужб беспочвенны. Если нашли на месте преступления женскую голову, то какие улики против злобных чеченов еще нужны? Дескать, никаких доказательств причастности ФСБ к взрывам нет.

Серьезно с такими гражданами дискутировать бессмысленно. Тот, кто гневно требует доказательств, на самом деле никаких доказательств видеть не хочет. Какие «отпечатки пальцев» спецслужб им нужны – обугленный погон с голубыми просветами в эпицентре взрыва? Случайно оброненное на месте преступления удостоверение подполковника ФСБ? Или доказательством причастности спецслужб к взрывам в московском метро может стать покаянное видеопризнание офицера «Альфы» на youtube.com, о том, что «Путин приказал, я исполнил, а теперь раскаиваюсь»?



Помнится, в 1999 г. ФСБ буквально поймали за руку при попытке взрыва жилого дома в Рязани. И что? Доказательств – вагон и маленькая тележка. Тупой обыватель их не желает воспринимать, потому что «а кому тогда верить, если сам Путин взрывал людей, чтобы прийти к власти?» Так уж устроен человек, что его психика просто отказывается воспринимать факты, вызывающие стойкий душевный дискомфорт.



Люди компетентные придумывают удобные оправдания. Один мой знакомый полковник ФСБ (в отставке) откровенно заявил как-то: «Если надо пожертвовать сотней жизней, чтобы спасти миллионы, чтобы уберечь от развала страну, я лично взорву хоть десять домов. Пусть потом пидорасы-правозащитники на говно исходят. Хуже, если из-за нашего чистоплюйства страна погибнет на радость Запада и тех же правозащитников».



Позиция этого пенсионера вполне логична, но уязвима. Он категорически отказывается воспринимать любые доводы о том, что был иной путь «спасения миллионов и страны», кроме массового убийства и массового обмана, прикрываясь железным аргументом: «Задним числом все умны, а тогда другого способа не было. История нас рассудит».



Вам эти слова ничего не напоминают? Да это же любимый аргумент Гитлера. Он частенько говаривал о том, что потомки не спросят, какими методами было достигнуто величие рейха, но проклянут, если Германия «честно» проиграет. Поэтому и поджог рейхстага, и концлагеря, и геноцид «неполноценных» восточных народов – все оправдывалось заботой о благе Германии. Правда, история рассудила совсем не так, как желал Гитлер. Когда я сказал об этом полковнику в штатском, он лишь равнодушно хмыкнул: «Гитлер проиграл, а мы – победили». Я не стал, спрашивать, кто это «мы», и почему он так уверен в том, что эти самые «мы» уже победили. Как говорится, история нас рассудит.



Главное доказательство причастности спецслужб к взрывам в метро – фальсификация улик против фантомных «террористов». Тут и прекрасно сохранившиеся в эпицентре взрыва головы «черных вдов» вопреки всем законам физики, и чудным образом не сдетонировавший «пояс шахида», на станции «Парк культуры». В ту же колею ложится наглая ложь про мощность сработавших взрывных устройств и наличие поражающих элементов в виде болтов и нарубленной арматуры. Вот объясните мне хоть кто-нибудь, зачем силовики так тупо врут? Какая им от этого хотя бы умозрительная выгода? Объяснение может быть только одно – идет формирование мифа о террористах-смертниках «северокавказской» национальности, создание алиби настоящим исполнителям акции. Поэтому так быстро были «установлены» личности «шахидок» и тут же обнародованы, хотя элементарный здравый смысл подсказывает, что с оперативной точки зрения – это явная глупость. Общественность вполне могла подождать пару недель, пока сыщики молча отработают все контакты предполагаемых «шахидок», не спугивая их подельников. А тут откровенно показушное реалити-шоу – расследование теракта в прямом эфире, СМИ смакуют подробности расследования в режиме online, свидетельские показания оглашаются пресс-службой СКП РФ. Что-то очень не похоже на стиль работы наших правоохранительных органов, одержимых манией секретности.



Но, допустим, непосредственными исполнителями взрывов являются именно шахидки, а спецслужбы прошляпили теракты не по злому умыслу, а по причине своей полнейшей недееспособности. Давайте ответим на ГЛАВНЫЕ ВОПРОСЫ – какова цель терактов, кому это выгодно? По официальной версии теракты осуществили представители северокавказского бандподполья. Какая конкретно организация, какая группировка? Нет ответа. Видать, это бо-о-о-ольшая тайна следствия. Имена «шахидок» - не тайна, а вот принадлежность их к конкретной группировке – секрет. Туманные ссылки на виртуального Доку Умарова не канают. С таким же успехом можно повесить всех собак на Усаму бин Ладена или мировую закулису.



Но допустим, за всем этим стоит лично Доку Умаров. В чьих интересах он действовал? В интересах чеченского народа, который он, якобы представляет? Версия изначально дохлая. В интересах «бандподполья»? Тоже нет, потому что это самое бандподполье теперь по идее должно подвергнуться ассимитричному удару со стороны силовиков (кстати, а почему ассиметричный удар запаздывает?). Во второй половине 40-х годов в СССР действовало мощное бандподполье на Украине и в Прибалтике, однако я не припоминаю ни одного случая, чтобы бандеровцы или «лесные братья» специально создавали себе проблемы. Да, просоветски настроенных местных жителей они зверски убивали, дабы запугать население. Да, пленных изощренно пытали из мести. Да, занимались антисоветской пропагандой. Да, устраивали налеты на сберкассы, воинские части, отделения милиции, магазины и склады. Да, сотрудничали с германскими, а позже с английскими и американскими спецслужбами. Но никто не пытался воевать с советским режимом в Москве или Ленинграде, хотя та же Эстония от Северной столицы буквально в двух шагах. Всякое подполье озабочено прежде всего вопросом выживания, а не тем, как бы спровоцировать режим на жестокие карательные меры.



Существует очень популярная версия, что Доку Умаров действует в интересах западных спецслужб. Вполне логично. Запад заинтересован в ослаблении РФ, а потому таким нехитрым путем провоцирует режим Путина-Медведева на неправильные шаги, а именно на «закручивание гаек». Это важная фаза подготовки «бархатной» революции по классическому сценарию: дестабилизация – репрессии властей – еще большая дестабилизация – народные протесты – падение режима – торжество демократии. При таком раскладе интересы и чеченского народа, и бандподполья никакой роли не играют – это лишь пешки в большой игре.



Но тут есть одна нестыковочка. Если банподполье на Северном Кавказе пляшет под дудку ЦРУ и МИ-6, то почему оно вообще существует? Уничтожить его – задача не просто решаемая, а решаемая в кратчайшие сроки. Коррупцию победить в нынешних условиях невозможно, заставить водителей соблюдать правила ПДД или хотя бы элементарно пристегиваться ремнями безопасности – совершенно нереальное дело. А вот искоренить вооруженные группировки на Кавказе, или хотя бы надежно нейтрализовать их можно в кратчайшие сроки.



Объясню как. Партизаны (боевики, террористы, повстанцы) всегда, а в нынешних условиях особенно, крайне уязвимы перед внедрением агентуры спецслужб. Всего один агент, внедренный в подполье (или перевербованный подпольщик), способен вскрыть хорошо законспирированную повстанческую сеть. КПД агентурной работы неимоверно высок. Здесь я уже приводил примеры, когда руками всего одного полицейского агента громились мощнейшие революционные организации. Практически сразу спецы охранного отделения поняли, что не имеет смысл ликвидировать выявленные революционные организации, ибо взамен появятся новые и всю работу приходится начинать с нуля. Гораздо эффективнее их контролировать изнутри, а устранять только тех деятелей, что представляют реальную опасность. Успехи оказались настолько впечатляющими, что возник соблазн попользовать революционное подполье в большой игре. Таким образом даже возник феномен провокаторства, как равноправной силы в триарном политическом раскладе (подполье – провокатор – спецслужбы).



Соглашусь, что внедрить агента в революционную партию под видом неофита проще, чем в повстанческий отряд. Но СМЕРШ, НКВД и МГБ в 40-е годы внедряли не просто отдельных агентов в прибалтийское или бандеровское подполье, а легендировали и легализовали целые опергруппы числом в десятки бойцов под видом повстанческих отрядов. И такие операции осуществлялись в течение всего нескольких недель! Деморализующий эффект был настолько велик, что бандиты, одержимые манией подозрительности, начинали уничтожать своих же соратников, которых советские спецслужбы умело «подставляли». В течение 1944-1949 гг. бандподполье было разгромлено. Лишь единичные недобитки еще скрывались в лесах лет десять, однако серьезной угрозы они уже не представляли.



У спецслужб РФ было ровно 20 лет, чтобы внедрить в чеченское сепаратистское движение свою агентуру. Это сделать куда проще, чем втереться в доверие, скажем, к эстонским «лесным братьям». Там надо было не только быть эстонцем, но и иметь очень убедительную легенду. На Кавказе же действует самый разнообразный интернациональный сброд от идейных националистов и религиозных фанатиков до иностранных наемников и банальных уголовников. Легендируй и внедряй засланцев пачками. Есть еще многочисленные пророссийски настроенные чеченцы, есть масса раскаявшихся, разочаровавшихся или просто уставших от войны бандитов, которые с готовностью перевербовываются при условии забвения прошлых грехов. Существуют, наконец, межтейповые, иежклановые и межидейные распри внутри самого подполья, которыми можно ловко манипулировать.



Я нисколько не приукрашу ситуацию, если скажу, что Чечня (в более широком аспекте – весь Кавказ) – просто идеальное поле для агентурной работы. Это в полной мере оценили нацисты в 1941-1944 гг. (кстати, мало кто знает, что депортация чеченов в 1944 г. была осуществлена, как превентивная мера для предотвращения запланированного на весну восстания, подготовленного абвером). В Афганистане советские спецслужбы действовали во многократно более сложных условиях, но даже там добились достаточно высокого уровня агентурного проникновения в формирования моджахедов. Вот здесь генерал-майор Дроздов, начальник Управления С (нелегальная разведка) Первого главного управления КГБ, довольно подробно описывает, как работала агентура КГБ в Афганистане. Есть там и такой весьма показательный пример: «В одной из стран Ближнего Востока были захвачены заложники - граждане СССР. Переговоры ни к чему не приводили. Потом вдруг при неясных обстоятельствах погибает один из лидеров террористической группировки, захватившей наших. Потом другой. А потом террористы получают ультиматум, что если заложников не отпустят, то пусть сами выбирают, кто погибнет следующим. Заложников отпустили. Огласки не было: сказали, что «Красный Крест» и дипломаты договорились». Очень профессионально.



Спрашивается, кто мешал спецслужбам проявить у себя дома (!!!) на Кавказе хотя бы 5% того профессионализма? Будьте уверены – спецслужбы сработали вполне грамотно. Вот только те задачи, которые перед ними ставились, были иными, нежели перед нелегалами ПГУ КГБ СССР. Поэтому если за 10 лет путинизма бандподполье не разгромлено, то лишь потому, что оно нужно правящему режиму. Скажу больше, без поддержки этого самого режима оно просто не сможет существовать, так же как и режим без него.



Зачем бандподполье правящему режиму? На этот вопрос ответить легко. Вспомните, какой рейтинг был у ельцинского премьера Путина (особенно на фоне грубо смещенного популярного Примакова). И как он взлетел вверх на сортирно-мочильной теме? Со стартовых 3% до полученных на выборах 52,3%! И всякий раз, когда происходили теракты, общественное мнение вдруг демонстрировало поразительный уровень поддержки власти. Единственным «антитеррористическим» результатом Беслана стала отмена губернаторских выборов и упразднение одномандатников в ГД. На самом деле достигнутый результат куда масштабнее – региональная бюрократия, практически всесильная при Ельцние, встроена в федеральную вертикаль власти. Выстроена и бюджетная вертикаль – доходы (а вместе с ними и откаты) перераспределены в пользу центра. Речь о триллионах рублей, поэтому пафосные слова о бесценности капли крови ребенка звучат как-то неубедительно. В эпоху победившего рынка даже бесценная человеческая жизнь имеет вполне конкретную рыночную цену (подробности в прайсах страховых компаний и киллеров). Ради 100 миллионов долларов, наверное, никто бесланскую бойню затевать бы не стал, у нас все-таки не Африка. Но вот ради 10 миллиардов… Как говорится, принципиально вопрос не в деньгах, как таковых, а в их количестве.



После этого разговоры про то, что терроризм не выгоден Путину, потому что подрывает его имидж и ослабляет режим, воспринимаются как лепет слабоумного. Наоборот – как только рейтинг Путина покатился вниз после катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС, Доку Умаров через 4 дня после происшествия поспешил взять на себя ответственность за «теракт» на ГЭС, чем на время отключил внимание общественности от реальности. Ну а потом были назначены новые виновные (отдельные несознательные представители крупного бизнеса, не выполняющие заявленные инвестпрограммы), и версия теракта как-то тихо заглохла. Ну, типа пошутил имам.



Путинизм возник на почве антитеррористического психоза, путинизм уреплялся террором, и в критический момент второе дыхание он обретет от инъекции террористического допинга. Путин и терроризм – это две стороны одной медали. Фишка в том, что обе стороны одновременно увидеть невозможно, а по зомбоящику их позиционируют сугубо как полярные противоположности.



Сегодня, вроде бы, режиму ничего страшного не угрожает, и нужды в терактах нет. Но если копнуть поглубже... Какая утилитарная нужда была в кровавом шоу на Дубровке в октябре 2002 г.? На первый взгляд, никакой. Однако внутри правящего режима тогда шла ожесточенная борьба за власть и бабло. Клан «питерских силовиков» бился с «семейной» группировкой, которая поставила в свое время Вовку на царство. Победили силовики, и контроль за нефтяным экспортом медленно, но верно перешел в их руки. Ходор отправился шить рукавицы, Миша Два Процента ушел в отставку. С точки зрения обывательской логики эти события никакой связи с налетом Мовсара Бараева не имеют. Но обывателя подобные вопросы и не касаются. Важно то, что после всякого громкого теракта резко менялась расстановка сил в правящей верхушке.



Обывательские массы, чтоб они сильно не дурели от «медведевской оттепели», не ходили на марши несогласных, не задавались глупыми вопросами, и вообще чтоб сильно не расслаблялись, немного лечат террористической терапией.



Ответственность за теракты снова взял на себя Доку Умаров (см. видео). Вообще-то после того, как Умаров сознался в злоумышленном разрушении Саяно-Шушенской ГЭС и подрыве «Невского экспресса» (в реальности это была техногенная катастрофа), его видеообращения к публике надо размещать исключительно под тегом «Аншлаг, аншлаг!». И как объяснить то, что все рупоры ичкерийского сепаратизма, включая «культовый» kavkazcenter.com, два дня упорно открещивались от взрывов в столичном метро? Совершенно логично, что психоз от терактов в метро сильно бы увеличился, если бы Умаров сделал заявление по горячим следам, пообещал бы учинить еще серию взрывов в метро в тот же день – это могло бы вызвать панику в Москве. Разве не об этом мечтает любой террорист? Но нет, Умаров сделал признательное заявление на третьи сутки после взрывов, когда страсти улеглись. Опять мы наблюдаем совершенно иррациональное поведение.



Не станем обращать внимание и на очень сомнительные подробности слива ролика с Умаровым через видеохостинг youtube.com на третьи сутки после событий. Но, спрашивается, какой левша изготовил этот «шедевр» виртуальной пропаганды? То, что качество ролика нарочито плохое, звук не совпадает с артикуляцией, а голос явно искажен цифровой обработкой, заметить нетрудно. И каким глобальным потеплением можно обосновать буйство зеленой травы, на фоне которой Умаров произносит свой почти первоапрельский спитч? В горах Северного Кавказа даже апрель – месяц скорее зимний, чем весенний. Нет ни малейших сомнений, что аудиотрек к видеоряду (вероятно, очень давнего происхождения), был подмонтирован. Зачем настоящим террористам создавать себе такие технические сложности с монтажом, когда можно просто записать выступления с помощью сотового телефона, и с помощью того же телефона загрузить файл на видеохостинг? Зачем выкладывать в Сеть ролик, который вызовет сомнение у всякого внимательного человека? Объяснить это можно лишь тем, что изготовители этого «киношедевра» не имели возможности заснять Умарова вживую. Слепили, из того, что было.



Но даже если видеоролик подлинный, даже если Умаров действительно организовал взрывы в метро – все это ни в малейшей степени не снимает подозрения со спецслужб. Скорее даже наоборот. Дело в том, что уже лет пять пресса пишет об удивительных фактах сотрудничества Умарова с силовиками. Если уж ему покровительствовал сам министр МВД Рушайло, так знать имам Дока действительно на хорошем счету у правящего режима. Потому он и жив. Поэтому и подыгрывает Кремлю. Правда, не совсем понятна его роль – толи пугало, то ли клоун. В зависимости от желания хозяев он может быть в лбом амплуа.



Какую конкретно выгоду извлек правящий режим от взрывов в метро? Кроме совершенно очевидных – погружения масс в иррациональный психоз, отвлечения внимания общества от подлинных проблем, повышения рейтинга Путина, скоро будут получены и более внушительные дивиденды. Власть под предлогом наведения порядка предпримет довольно решительные действия, которые получат поддержку масс именно благодаря терактам. Какие? Скоро узнаем.


@темы: статьи интересных людей, политика, военные тайны